• Volkswagen придумал название для нового кроссовера меньше Tigua

    Volkswagen придумал название для нового кроссовера...

    19.09.20

    0

    95

  • Дорожные камеры в Москве научатся находить «опасных» водителей

    Дорожные камеры в Москве научатся находить «опасны...

    19.09.20

    0

    102

Есть ли шанс, что мы живем в Матрице (и нужно ли знать правду)

Есть ли шанс, что мы живем в Матрице (и нужно ли знать правду)
  • 03.09.20
  • 0
  • 219
  • фон:

Сегодня день рождения отмечает Киану Ривз — актер, сыгравший главную роль в «Матрице». Эта научно-фантастическая франшиза, премьера которой состоялась в 1999 году, заставила миллионы людей вновь задуматься о том, насколько реален наш мир. С тех пор дискуссии на эту тему не угасают. Почему все больше ученых и изобретателей утверждают, что мы живем в Матрице? И неужели все мы лишь строчки кода, созданного на мощном суперкомпьютере? Разбираемся, каковы шансы, что наша реальность — только иллюзия.

Трилогия «Матрица» стала не только классикой научно-фантастического жанра, но и вновь подняла важные вопросы, которыми задавались многие философы прошлого. Насколько мы с вами реальны? Можно ли доверять своим ощущениям? И что делать, если наш мир окажется лишь иллюзией реальности? Еще несколько тысяч лет назад Платон в «мифе о пещере» удивил общественность, заявив, что люди ошибаются, предполагая, будто благодаря органам чувств они познают истинную реальность. Он предположил, что мы лишь «узники пещеры», выстроенной нашим сознанием и жизненным опытом предков, и не в состоянии увидеть больше, чем иллюзию повседневного восприятия. В XVII веке французский мыслитель Рене Декарт пошел еще дальше, заключив, что ничто нереально за исключением нашего сознания («Я мыслю, следовательно, я существую»). Он также выдвинул гипотезу о том, что физический мир, который мы наблюдаем, — иллюзорное творение «злого гения», которому нравится экспериментировать над нами и расставлять ловушки.

И, наконец, идею Декарта развил американский философ Хилари Патнэм в своем мыслительном эксперименте, получившим название «мозг в колбе». В его интерпретации «злым гением» мог стать некий любопытный ученый, который решил извлечь мозг человека из тела, поместить его в колбу с питательным раствором и подключить нейроны к компьютеру, способному симулировать виртуальную реальность, посылая огромное количество нервных импульсов в человеческий мозг. Таким образом, несмотря на отсутствие телесной оболочки, человек, которому принадлежит мозг, будет считать себя реально существующим и постигающим этот мир. Но в действительности его реальность — это цифровая матрица, генерируемая компьютером.

Именно эту идею взяли за основу сестры Вачовски, создавая свою знаменитую кинофраншизу. Главный герой «Матрицы» внезапно узнает, что практически все человечество находится в состоянии «мозгов в колбе», служа источником энергии для цивилизации машин. Ему предстоит присоединиться к повстанческой борьбе, чтобы освободиться из «мира снов» и отвоевать настоящий мир. Несмотря на то, что режиссеры попытались изобразить будущее человечества на экране, многие зрители задумались: а может быть Матрица — это уже наше настоящее?

Этот вопрос возник не на пустом месте. За последние 20 лет человечество достигло невероятного научно-технического прогресса: мы живем в мире, где искусственный интеллект на смартфоне нередко понимает наши желания лучше, чем люди вокруг; роботизированные домашние помощники убирают квартиры, читают детям сказки, готовят ужин и играют с нашими питомцами; а с помощью новейших технологий VR (виртуальной реальности) можно «посетить» бесчисленное множество цифровых вселенных, где задействуются все пять органов чувств (от невероятно реалистичной визуальной составляющей до имитации тактильных ощущений). Так как же мы можем быть уверены, что наш мир — в котором мы просыпаемся по утрам, ходим на работу и занимаемся любовью — не очередная компьютерная симуляция?

В 2001 году, когда ученые только начинали использовать компьютерное моделирование, шведский философ и трансгуманист Ник Бостром опубликовал научную работу, которая вызвала широкий общественный резонанс. Исследователь предположил, что в недалеком будущем наша цивилизация (если мы не уничтожим самих себя в результате ядерной войны, биологической катастрофы или нанотехнологического катаклизма) научится создавать цифровые симуляции для изучения прошлого. В реальном мире никто не позволит ставить эксперименты над восемью миллиардами человек, а вот в компьютерных моделях можно запустить огромное количество сценариев, которые наглядно покажут, к чему приведет появление такой фигуры как Адольф Гитлер, и как люди распорядятся ядерным оружием, попади оно им в руки.

«Постчеловеческий творец симуляции будет иметь достаточно вычислительной мощности, чтобы отслеживать в деталях состояние мыслей во всех человеческих мозгах все время, — объясняет Бостром. — Таким образом, когда он обнаружит, что какой-то человек готов сделать некое наблюдение о микромире, он может заполнить симуляцию с достаточным уровнем детализации настолько, насколько это нужно. Если какая-то ошибка случится, режиссер симуляции может легко отредактировать состояния любого мозга, который узнал об аномалии до того, как он разрушит симуляцию. Либо режиссер может отмотать симуляцию на несколько секунд назад и перезапустить ее таким образом, чтобы избежать проблемы».

Фигура «постчеловеческого творца» или «режиссера симулияции», по мнению трансгуманиста, уже знакома нам из религиозных концепций мира. Просто мы привыкли называть его по-другому — Богом. Подобно Всевышнему, «постлюди создают тот мир, который мы видим; они обладают превосходящим нас интеллектом; они всемогущи в том смысле, что они могут вмешиваться в работу нашего мира способами, нарушающими физические законы, и они являются всезнающими в том смысле, что они могут контролировать все, что происходит».

В заключение Бостром задается следующим вопросом: если допустить возможность того, что мы живем в симуляции, то где находится «наш создатель» — в реальном мире или очередном его прототипе? Иными словами, нас создали живые люди или другие виртуальные человеческие модели? «Существует вероятность, что постлюди, которые запустили нашу симуляцию, сами по себе тоже являются симулированными существами, и их создатели, в свою очередь, тоже могут быть симулированными существами», — заключает философ. Таким образом, мы даже не представляем, насколько наша реальность далека от истока — первичной Вселенной.

Но можно ли как-то узнать наверняка, что мы живем в Матрице? И стоит ли пытаться докопаться до истины?

Тут мнения философов расходятся. Например, Престон Грин считает, что это опасная затея. В лучшем случае, ученые потратят уйму времени и сил, чтобы в конце концов понять, что наша Вселенная — реальна. В худшем случае, мы выясним, что живем в симуляции, и перестанем подчиняться общественным и моральным нормам. Тогда наш Создатель потеряет интерес к своему эксперименту (какой смысл развивать компьютерную модель цивилизации, в которой люди больше не ведут себя «нормально»?) Тогда нас могут «отключить от питания», что приведет к мгновенному уничтожению нашего (пусть и нереального) мира.

Однако некоторые коллеги не согласны с Престоном Грином. Что если наша компьютерная модель и создавалась для того, чтобы мы осознали, что живем в Матрице? Возможно, наш Создатель из другой Вселенной также понял свою виртуальность и пытается смоделировать ситуацию, в которой оказался сам. Тогда нам не грозит уничтожение.

Так или иначе, на нашем этапе развития цивилизации мы все еще не можем доказать реальность или виртуальность окружающего мира. Возможно, в будущем у нас появятся ответы. А пока нам остается лишь выстраивать гипотезы и ждать момента, когда ученые прольют свет на главную загадку нашего существования.

Источник